Звезда на башнях

Зря, что ли, изувер и святотатец Алистер Кроули писал своему адепту, московскому корреспонденту "Нью-Йорк Таймс" Уолетру Дюранти, что хочет прибыть в сталинский СССР, дабы "принять чествования народа... водрузившего пятиконечные звезды магии на своей святыне - Кремле"? (Если, конечно, верить Александру Дугину и книге "Тамплиеры пролетариата".) Видимо, не зря. До Союза Кроули не доехал. Но звезды... Звезды и ныне там. То есть - здесь.

Так повелось, что орлиное племя русской революции любило сбивать отовсюду двуглавых орлов. Картинки такие даже есть: классическая рев-тройка - матрос, солдат и люмпен - облупленными прикладами упоенно сокрушает герб империи.

И с кремлевских башен их сняли, не заботясь, что Кремль - исторический памятник. И актом снятия подтверждая, что пролетарская революция и в самом деле свершилась. А значит - не место на шпилях твердыни комиссародержавия той символике, что напоминает о жизни до исторического материализма. А чтобы утвердить свою реальность окончательно, они водрузили туда вот именно то, о чем писал черный маг Кроули. Большевики-то знали: это - важно.

Они видели: символы, знаки находятся не только и далеко не в первую очередь на стенах, крышах, флагштоках, петлицах и площадях. Они - в людях. Там, где живет идеальное и откуда исходят человеческие стремления, часто - неподвластные ни страху, ни лени, ни выгоде. Ведь и знаменитую Иверскую часовню срыли после того, как во время одного из красных шествий сорвалась скрывающая ее кумачовая драпировка, и армейцы в ужасе крестились, не говоря уж о штатском народце.

Немногие священные памятники ваяния и зодчества добольшевистской эпохи сохранились буквально чудом. Говорят, архитекторы Щусев и Барановский чуть не на коленях умолили членов ЦК не взрывать Покровский собор (Василия Блаженного). Конечно, в разрушениях и осквернениях храмов можно усмотреть и метафизические причины, но ограничимся все же земной логикой утробного совкового пиара.

Крушили и просто памятники - генералу Скобелеву (что стоял напротив мэрии - там ныне Юрий Долгорукий), Александру III (в Питере у Московского вокзала), Александру II Освободителю (в центре Самары); соскабливали и замазывали контрреволюционные барельефы и изображения. Так попиралась выраженная в символах история России, противостоявшая власти большевиков и мощно влиявшая на душу, знание, сознание и подсознание народа. Так готовилось место для своей истории, своей символики, своего влияния. На месте монумента герою Скобелеву в 20-х годах торчал Обелиск Свободы. Конную статую Александра III в Питере заменили знаменитым "зубилом". Там, где была Иверская часовня, поставили "красного вратарника" - в одной руке он сжимал свой тяжкий молот, а другую воздевал в салюте: привет вам, раздуватели мирового пожара! То же творилось повсюду.

Костромичи, выгуливающие визитеров, спрашивают их о стоящем над Волгой памятнике Ильичу: нет ли в нем чего странного? Гости всматриваются - и правда: пролетарский титан как-то уж слишком очевидно не сочетается с еще более солидной глыбой постамента. Явно сваяли их разные руки, а то и разные эпохи! Так и есть: прежде здесь возвышался памятник государю Николаю Александровичу, смотревший за реку - в сторону Москвы. Его, однако ж, разрушили и водрузили Ленина, развернув его и лицом, и простертой рукой в направлении Сибири. Мало найдется сегодня площадей в наших городах и селах, колхозах и совхозах, у заводских цехов, домов отдыха и культуры, где не стояли бы бронзовые и иные истуканы, изображавшие этого бывшего самарского юриста. Зачем они там?

Что делают коммунистические звезды, водруженные некогда не только на кремлевских башнях, но и на всех московских "высотках" (включая МГУ) с целью влияния на население в духе решений партии и правительства? Что делают гербы СССР на зданиях МИДа и прочих государственных присутствий? Как это сочетается - и партия, и правительство поменялись, а дух отовсюду тот же... Неужто - не чувствуете? Осмотритесь в столичном метро - разве не цветет, не торжествует там махровая советчина?

В первые дни-месяцы после подавления народом мятежа 1991 года ильичей и феликсов взялись вроде убирать, как и ряд особо каверзных звезд-серпов-и-молотов. Кое-где решали компромиссно: инструменты убрать, светило - оставить плюс добавить что-нибудь от себя... Так сменили военным кокарды. Вышло забавно. Офицерская фуражка: на тулье - двуглавый орел, на околыше - звезда в листве... Что помешало вернуть почти совершенный с точки зрения дизайна дооктябрьский овал? Бог весть.

Отголоски этого сумбура еще слышны в стане наших чудо-богатырей. Вот ворота Хамовнических казарм в Москве на Комсомольском проспекте: на одних - вообще ничего нет - голые створки; на других - орлы, а на третьих - все та же пятиконечность...

То есть тогда, в 90-х, новое начальство, как бы понимая, что взять госвласть мало и надо брать власть над душами и умами сограждан, начало расчистку загаженного символического пространства. Но скоро ее приостановило - больше чем на десятилетие. Нельзя сказать, что ситуация не беспокоила специалистов, работающих в области как социального кодирования, так и городской среды. Но их голоса, звучавшие из статей и аналитических записок, видимо, заглушал шелест более значимых бумаг.

И вдруг новость: в Загорске (Сергиев Посад) намечается митинг в защиту памятника Ленину! Это что же - неужто сносить собрались, вновь взялись за расчистку? Неужто принялись очищать страну от постылых декораций? Но... "Руки прочь от памятника Ленину на Красногорской площади! Да здравствует социалистическая революция! Да здравствует коммунизм - будущее всего человечества!" - откликаются на решение изъять уродца из современной жизни члены Левого фронта молодежи. А ведь прокатись бульдозер истории вовремя по Красногорской площади, глядишь - она бы и выглядела куда милее, и левых фронтовиков уже не было бы.

Еще новость: на фронтоне Большого театра водружен нынешний герб России. А бывший - краснознаменный, что маячил там с 1926 года - отправлен в строительный мусор. А ведь это - Большой театр! Одно из лиц России, хорошо знакомых миру, в не общем выраженье которого соседствуют культурность и дипломатичность. То есть можно предположить, что теперь очередь за... учреждениями, которые и называть-то не вполне удобно?..

И за улицами? И за пароходами? И за фабриками? И за прочая, и прочая, и прочая?

Понятно, речь не идет о демонтаже подчистую всех памятников той эпохи. Ведь и она пощадила и Петра I на Сенатской, и Минина и Пожарского на Красной... Вот и в Нижнем Новгороде, у Кремля на высоком утесе есть бронзовый Чкалов (там непременно толпятся местные женихи-невесты и гости Поволжья - все с шампанским). А по соседству стоит другой русский ас - царский офицер Нестеров, автор знаменитой "петли" и одного из первых воздушных таранов.

Так что же, Чкалова - вон, а Нестерова оставить? Отнюдь нет. Почему? А они живут в другом культурном контексте. Железный Феликс на Лубянке и разный Ленин повсюду (до сих пор) означали и означают тотальное торжество преступного угнетения и убожества, а симпатичные пилоты даже не есть символы империй - красной или царской. Они - знаки победы мужества и воли героев, ценных всегда и при любом строе.

Таковы и памятники Великой Отечественной. Таковы и саратовский Гагарин, и московские Жуков, Королев, Тимирязев, да и все огромное разнообразие полководцев, писателей и ученых. Так и бюст Ленина мог бы быть уместен, к примеру, в библиотеке РАН. Как дань памяти плодовитому толкователю трудов Карла Маркса и Фридриха Энгельса - заметных мыслителей XIX века.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67