Мировая повестка

Проблемное поле

Про Холокост и сегодняшнюю Европу

Формально книга эта должна была бы числиться по ведомству семейных мемуаров, но уже сам материал этих частных мемуаров делает их явлением отнюдь не частным. Книга эта – обращение к проблеме Холокоста.

Война 1812 года: французская история "с новой стороны"

Небоевая история кампании 1812 г., постоянно присутствующая в тексте – делает книгу особенно увлекательной, побуждая видеть за каждым маршем и переходом не движение полков и корпусов, а конкретных людей, бредущих по Старой Смоленской дороге.

Теология культуры как пространство интеллектуальных радостей

При всей любви Льюиса к образам, аллегориям, метафорам, главным его инструментом являлась мысль. Он владел ею, как искусный фехтовальщик владеет шпагой.

Убивать из рогатки и вцепляться в горло

По-моему, Донбасс нужен тому образованию, которое Даль называл "союзом, братством", для того же, для чего была, по мнению Лимонова, нужна Чечня в середине 00-х. Вновь не стоит в обозримом будущем ожидать "послаблений", отмены "ограничения личных и политических свобод граждан".

Историчность Фуко

Мишель Фуко и в России уже давно перестал быть объектом моды и быстрого любопытства – перейдя в разряд одновременно и культовых фигур, и классиков.

Переворот

Забегая вперёд, выскажем финальную мысль-агитку: тихую домашнюю иронию Пригова брусникинцы постепенно, с помощью барабанов и гитар, умудрились превратить в бешеный комсомольский рейв на Красной площади.

Фаустовский дух

Для Гундольфа Парацельс интересен прежде всего как одно из мощных проявлений немецкого духа в одну из высочайших эпох в его истории – личность, действующая в момент, когда происходит самоосознание немецкого духа.