Саратов

В пору перестройки и гласности любили трудящиеся писать письма в редакции. Потом - успокоились. Теперь пишут в ЖЖ. Только изредка невзначай и в связи непонятно с чем эта любовь оживает. И летит заветное письмо... А в нем - бесхитростный рассказ о поисках простого человеческого счастья в сложном, быстро меняющемся мире... Старые мастера подметили: чем реже стали читательские письма, тем больше в них появилось прямоты и внезапности. Судите сами - вот почти полный текст такого письма, прилетевшего из города, о котором писал великий Грибоедов:

"Дорогая редакция!

Надеемся, вы знаете, что, когда открывается "мазевый кабак" (!), туда закономерно идет подавляющее большинство всех. Так и вышло с козырным плейсом под гламурной вывеской "Метелица".

Народ пер с энтузиазмом. Чего он ой ожидал? Ясно - встречи с прекрасным плюс обильного употребления напитка! Чтоб назавтра было с чего начать трудовую неделю.

Народ ломил, вопя: " Мы выступаем!!! Наши фамилии ВЕЗДЕ записаны!.. Пропустить, мля, сцуко!" И пропускали! Без паспорта-имени-отчества... Ибо каждый в тот час был артист! А нельзя обижать артистов...

Толпа требовала еще напитка и зрелищ. И то и другое имелось сколько надо, и результат был налицо: по сцене фигурировали фигуры - ведущие местного ТВ, издатели и директора показывали моду. Особо пипл визжал от телеведущей, вскочившей на сцену в одиноких трусах и подтяжках и бесподобно сыгравшей имитацию оргазма.

Канало все - о т маркизы до стриптиза. Дефиле банкирш в цветастых шалях; запутывание в сетях кого-то невнятного пол у; шахтер и дама в "мексиканском тушкане"...

Столики - заняты до непроходимости, и мы сидим на подиуме - Европа! Главное - вовремя вставать при появлении красных девиц и голубых маэстро - симпатуль и очаровашек, недоступных, как абоненты! Ой, модельки-бедняжки... Принявшие по ряду доз напитка, они, казалось, не устоят и упадут прямо вниз! А они все шли, и шли, и шли... А за ними - фишка вечера! Вообразите: анекдотический Штирлиц писает на сцену, а рядом - нервно курят евонные frauen, безнадежно ожидая внимания героя...

Ах, как нам было хорошо хлебать шампуньку из горлышка, делясь с малтшиками и дэво tшками и чувствуя себя вполне разноцветными...

Как прекрасно, когда в жизни случается праздник!

Приезжайте к нам скорее!

Увидите настоящую жизнь!

Спасибо за внимание! Фсегда Ваши!

Авэн Орлова и Лана Федорова

г. Саратофф".

А мы все оплакиваем русскую глубинку, что погрязла в тоске и скорбях. Грустим, что трясина уныния уже почти совсем поглотила ее. Ан вот депеша, и есть впечатление, что и мы, и Грибоедов не вполне как бы в курсе: "...в деревню, к тетке?.." Как бы не так! Согласитесь, интересно ж узнать: какой такой там торжествует гламур с непонятным акцентом?..

А сколько простодушия и неги в этом бесхитростном приглашении! Получив такое, любой, кому по душе непокой, не усидит на месте. Так что - чемодан, вокзал, Саратов.

Ррр-а-зззз - и мы в Саратове.

Сумрак, то ближе, то дальше - дикие вопли: уйа-а-а!!! уйа-а-а!!! Со мной спутницы и гиды - журналистка Авэн и пиарщица Лана. Звезды Поволжья. Они везут меня в Саратов - город-сон. Как и любой сон, его не опишешь с начала до конца. Только фрагменты. Конфетти фпечатлений...

* * *

Начинаем с необъятной площади с могучим Ильичом. Говорят, она всего на три квадратных метра меньше Красной. Рядом - дом обкомовского разряда, увенчанный пламенем букв: "Альфа-банк".

- О! - говорю. - Здесь, видно, был обком, а ныне филиал "Альфы"!

- Почему? - отвечают. - Здесь и теперь обком. Губернатор сидит.

Подумайте, сколько от Москвы до самых до окраин бездарно пустует обкомовских крыш? На иных и сейчас - серпы, молоты, звезды и прочие большевицкие цацки. А тут - сияние зари человечества, трогательное приятельство власти и бизнеса...

Вспоминается история одного тонкого разбора ценителя творчества Бориса

Гребенщикова. Он купил альбом "Регги", ввел его в щель CD-player'а, покрутил, и ему вставило. Да так, что он немедленно позвонил мне:

- Ты уже купил нового Б.Г.? Так иди и купи! Прямо сейчас! Иди!

- ?????

- Он там поет невероятную песню! Вот: "Все женщины знают, что Фридман - как солнце, а мы вокруг него как планеты. Но это ничего. Зум-зум-зум-зум..."

Я, конечно, купил. Включил. Облом. Слова другие. Просто послышалось человеку. Бывает. Но могли же быть и такими! Могли!

Я рассказал историю спутницам. Он тоже удивились, что слова другие...

Дошли до реки. Река велика. Похоже, редкая рыба доплывет до ее середины. На реку смотрит железный Гагарин. За ней - пространства и тьма. Во тьме таится город Энгельс. Он весь расписан чебурашками. Это вызов тоскующих по своей республике немцев Поволжья, дерзко брошенный современному миру. Входим в пивную с ностальгическим названием. Допустим - "Шварцвальд".

Тащат пиво и меню. Говорят: а вы вот возьмите поджаристые, хрустящие, горячие, острые крылышки "Люфтваффе"!

- ?????

- Острые, отличные, аппетитные крылышки "Люфтваффе" - с пылу, с жару! С дозаправкой соусом "Сыр голубой"!

Тут сознание завыпендривалось. Захотелось спросить: а нет ли бараньих яиц "Пенсне Гиммлера"? Свиного рыльца "Мертвая голова"? Салата "Мартин Борман"?

Не. Нету.

Зато есть гора, на которой меж редких осенних осин установлено немало военной техники разных времен. Война до Саратова не дошла. А техника вот доехала.

На соседней горе - аэропорт.

Он безлюден.

Такое впечатление, что расположен прямо на смотровой площадке. Точнее - на огромной площади. Оттуда очень хорошо видно, что да, огней там много золотых - на улицах Саратова. Сама площадь тоже совершенно безлюдна и открыта ветрам и бурям современности. Это отчасти объясняет как бы неслучайность ее поистине удивительного названия - "Площадь Совета Европы". Вот именно так: не "Площадь Европы" и не "Площадь Совета", а "Площадь Совета Европы".

- Почему, - спросил я, - такое название?

В ответ - безмолвие...

- Может, где-то рядом расположена уютная миссия ЕС? А может, его представители любят тусоваться здесь на свежем воздухе? Обсуждать важные вопросы, сидя на этих небольших лужайках среди этих симпатичных кустиков?

- А может быть, - ответили мне с серьезным выражением лица.

- И где же они? - съехидничал я.

- Как это - где? Какие сегодня представители?! Ведь суббота! Выходной!

И правда ведь выходной.

- Да-да, - говорят, - суббота. Но это ничего. Вон там, буквально за углом, есть офигенный бар "Стахановец"!

Входишь - как в бездонную угольную шахту, во глубину каких-то руд... Там не тесаны столы, а подавальщицы игривы и милы. Одетые в робы и каски с фонарями, они разносят пиво "Трудовая вахта", запотевшее, как шеи героев пятилеток.

Хорошее пиво... Хорошая вобла... Здесь ли не ждать нескорого рейса? Здесь ли горевать?

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67