В поисках левого

Уход Дмитрия Рогозина с поста председателя "Родины" с передачей этой должности главному спонсору партии Александру Бабакову многими трактуется если не как полная смерть данной партии, то как минимум ее переход в состояние летаргического сна. И с Рогозиным (одним, без Глазьева и Варенникова) "Родина" набирала всего 4-5% от числа определившихся с выбором, а от числа всех избирателей и вовсе 2-3%. А теперь, когда у партии не осталось ни одного из трех лидеров, приведших ее к победе в 2003 году, о преодолении барьера в 2007 году не может быть и речи. Такой вывод подтверждает и апрельский опрос "Левада-центра", согласно которому за "Родину" во главе с Бабаковым голосует лишь 1% всех россиян и 2% от числа тех, кто определился с выбором.

Между тем большинство целей и лозунгов левой оппозиции, такие как отмена монетизации льгот, квартплата не выше 10% от доходов, национализация сырьевых отраслей (либо перераспределение природной ренты), жесткий контроль государства за ценами на основные продовольственные товары и бензин, запрет свободной купли-продажи городских земель, лесов и сельхозугодий, пользуются поддержкой у 50-90% россиян. А лозунг левых "Зарплаты и пенсии не ниже прожиточного минимума" разделяют и вовсе 96-97% граждан. При этом популярность левых лозунгов и ценностей год от года скорее растет, нежели снижается.

В свете таких общественных настроений и нежелания власти идти у них на поводу социальная база левой оппозиции еще долго будет довольно обширной. Коммунисты же ни ранее, ни тем более сейчас не были способны объединить вокруг себя даже половину левоориентированных избирателей. А "Родина", всерьез претендовавшая на лидерство на левом фланге, теперь "выведена из игры".

Кто же займет "место "Родины" и станет главной некоммунистической партией левого спектра? На это "свято место", которое, как мы показали выше, еще долго не опустеет, претендуют не менее четырех федеральных партий: "Партия жизни", "Партия пенсионеров", семигинские "Патриоты России" и, наконец, "левый проект" Марата Гельмана. Не являясь общенациональной, теоретически могла бы претендовать на лидерство в левоцентристской нише и Аграрная партия.

Всех слагаемых успеха нет почти ни у кого
Для успеха на будущих выборах партиям необходимо совмещать сразу несколько достоинств. Надо иметь популярное и перспективное название (бренд), а также не менее популярного и узнаваемого лидера (лидеров), который к тому же сам должен быть всерьез озабочен проблемой достижения успеха своей партии. Причем важно, чтобы у лидеров и партийного бренда не был исчерпан потенциал для значительного увеличения их электоральных рейтингов, для чего, в свою очередь, необходим доступ к "кремлевским" СМИ. Важную роль в победе на выборах играет также поддержка региональных элит (депутатов, мэров, губернаторов и т.д.). И наконец, еще одно существенное условие - наличие серьезных источников финансирования как среди московского, так и регионального бизнеса.

Почти ни у одной из вышеуказанных партий нет всех слагаемых успеха: в той или иной мере их можно обнаружить разве что у "Российской партии жизни" (РПЖ), хотя и у нее есть проблемы с невысоким рейтингом лидера Сергея Миронова. Но, во-первых, он ни у кого не вызывает серьезной неприязни (как Семигин у коммунистов), а во-вторых, РПЖ как раз и занимается сейчас привлечением новых популярных фигур (подробнее об этом ниже).

У "Российской партии пенсионеров" (РПП) не только нет раскрученных лидеров, но пока не видно и желания председателя Игоря Зотова всерьез участвовать в федеральной политике (этот военный пенсионер живет в Туле, куда московские журналисты обычно не обращаются за комментариями). Нет среди "пенсионеров" и сколько-нибудь влиятельных и популярных региональных политиков, равно как нет бизнесменов, на постоянной основе спонсирующих деятельность РПП.

Большинство необходимых условий есть у "Патриотов России", однако у этой партии нет ни одного популярного лидера. Семигин крайне непопулярен среди прокоммунистического электората, а всех более-менее популярных лидеров "патриоты" растеряли в прошлом году (об этом ниже). Кроме того, у семигинцев нет бесплатного доступа ни на кремлевские телеканалы, ни на газпромовский НТВ, ни на независимый от Кремля "Рен-ТВ".

У Аграрной партии есть разве что популярное и перспективное название (которое в то же время является серьезной преградой для ее раскрутки в городах, где живет 73% россиян), но больше ни одного преимущества не наблюдается.

Нет никаких преимуществ и у коалиции "социал-демократов" полковника КГБ Владимира Кишенина и "интернационалистов" галериста Марата Гельмана. Возглавляемая Кишениным Социал-демократическая партия участвовала в региональных выборах только один раз и с самым разгромным результатом. 25 декабря 2005 года она заняла в Челябинской области последнее место, набрав с 1,8% голосов. На выборах в марте 2006-го в одном из восьми регионов (Кировской области) участвовала лишь близкая к Кишенину Партия социальной справедливости, но результат ее также оказался позорным - последнее место с 1,1% голосов.

"Пэжисты" вторые после "медведей"?
До недавнего времени чуть ли не главным препятствием для успешной раскрутки "Партии жизни" был конфликт Сергея Миронова с Владиславом Сурковым; по слухам, они даже не здоровались, когда встречались на соответствующих мероприятиях. Сурков не спешил предоставлять блоку Селезнева-Миронова время в новостях первого и второго каналов в 2003 году. В результате, по данным фонда "Общественное мнение", за месяц до выборов рейтинг "блока спикеров" упал с 1,7% до 1,1%, а активно раскручиваемый кремлевскими телеканалами блок "Родина" за тот же месяц поднял свой рейтинг с 1,8% до 4,4%. (Это проценты от числа всех опрошенных, но на выборах оба блока получили вдвое больше, так как почти половина россиян не пришла на избирательные участки.)

Конфликт дошел до того, что с подачи сурковских пиарщиков в СМИ даже появлялись заказные статьи о том, что "Партия жизни" "снюхалась" с НБП Лимонова, которого Сурков считает главным "наместником дьявола на земле". В ответ "Партия жизни" в начале февраля 2006 года отказалась поддержать важнейшую пиар-акцию Суркова. Первый зампред РПЖ Николай Левичев вопрошал, почему "соглашение называется "Антифашистский пакт", а в тексте речь идет о недопустимости разжигания "социальной розни": "Это означает, что пенсионеров, вышедших на улицу после закона о монетизации льгот, мы тоже должны записать в "фашисты", а людей, их защищающих, не принимать в члены партий, как призывают подписавшиеся под пактом?"

Впрочем, в марте 2006 года Сурков и Миронов неожиданно помирились. Скорее всего, это произошло по просьбе президента Путина (по крайней мере, трудно найти другие причины такого события). Во всяком случае, факт остается фактом: Владислав Сурков, никогда не посещавший мероприятий ни одной из партий, кроме "Единой России", 24 марта 2006 года пришел на Всероссийский конгресс депутатов от РПЖ.

Причем Сурков не только пришел на конгресс "Партии жизни", но и выступил на нем с трибуны. Содержание этого выступления почему-то отказываются разглашать не только кремлевские сотрудники, но и пресс-служба РПЖ (нам ответили, что выступление "запрещено публиковать", не уточнив, кем именно). В то же время один из депутатов от "Партии жизни" рассказал в интервью автору, что "Сурков поприветствовал РПЖ как реального претендента на то, чтобы стать второй партией в стране после "Единой России". Сурков сказал, что "не является принципиальным сторонником того, чтобы всегда господствовала и побеждала только одна партия, хотя иное сейчас вряд ли возможно", но в любом случае более других подходит на роль второй партии именно РПЖ.

Правда, планы Кремля сделать "Партию жизни" второй после "Единой России" вызваны желанием побыстрее "похоронить КПРФ", что на ближайших выборах вряд ли удастся (КПРФ по итогам почти всех региональных выборов занимает второе место, равно как и по рейтингам всех социологических организаций в масштабах страны). А вот ЛДПР в большинстве регионов балансирует на грани 7%, везде набирая меньше, чем на выборах 2003 года. И оттеснить партию Жириновского с третьих на четвертые-пятые позиции - задача вполне реальная.

Кстати, во время последних региональных выборов 12 марта 2006 года РПЖ показала себя вполне способной победить ЛДПР. В Курской области "Партия жизни" заняла третье место с 7,3% (ЛДПР - пятое с 6,9%), на Алтае - пятое с 8,8% (ЛДПР - шестое с 8,3%). Впрочем, успехи у "Партии жизни" наблюдались и в 2005 году, тогда она разделила во Владимирской области третье место с "пенсионерами" (обе партии получили по 10%). А образуя региональные блоки с другими партиями, РПЖ один раз даже победила "Единую Россию". Блок "Мы - за развитие Амурской области", образованный РПЖ и "Яблоком", набрал 17,7%, в то время как "единороссы" лишь 16,3%. Не менее успешным была и коалиция "За родной Таймыр" (также из РПЖ и "Яблока" с результатом в 21,8%) и ненецкий блок "За наш округ" (из РПЖ и Народной партии с 10,6%).

Контуры левоцентристской коалиции - 2007
У "Партии жизни" есть не только доступ к кремлевскому телевидению и бренд, способный набирать до 10%, но и серьезные позиции в регионах. В 30 из 85 региональных парламентов уже есть депутаты РПЖ, также в ней состоят и мэры некоторых крупных городов (Воронежа, Ставрополя и других). Есть серьезная поддержка питерского бизнеса, а теперь и не только его: среди 19 сенаторов, членов "Партии жизни", есть и сенатор от Таймыра Леонид Биндар, до избрания в Совет Федерации работавший начальником управлений "Интерроса" и "Норильского никеля". (Кстати, столь высокий результат блока "За родной Таймыр", вероятно, результат его усилий.)

Поэтому сегодня единственная проблема "Партии жизни - невысокий рейтинг ее лидера Сергея Миронова. И по данным ВЦИОМ, и по данным "Левада-центра", он вызывает наибольшее доверие у 2% россиян, впрочем, наибольшее недоверие к нему испытывает лишь 1%. Но это, по большому счету, может и ничего не значить: он находится на таких властных высотах, с которых очень легко договариваться с различными элитами, политическими, экономическими и региональными.

А переговоры об объединении с кем только не ведутся: и с Глазьевым, которому в РПЖ уже готовы дать второе место в списке, и с Аграрной партией, и с "Партией пенсионеров", и даже с "Родиной" Бабакова.

Как это ни удивительно, но возможен даже альянс с Николаем Харитоновым: 22 апреля на учредительном съезде Российского земельного союза Миронов избран его председателем, а Харитонов - первым заместителем. А ведь Николай Михайлович сам по себе представляет целый спектр политических сил: он и зампред Аграрной партии, и председатель Агпромсоюза, и кандидат в президенты от КПРФ, занявший второе место на выборах.

Список тех, с кем переговоров об объединении нет и вряд ли будут, намного короче. Это Селезнев (он плохо отзывался о "Партии жизни" после выборов 2003 года, говорят источники в партии Миронова) и Семигин ("его партия слишком закрытая, не склонная с кем-либо объединяться"). Впрочем, и от группы Семигина-Селезнева в январе 2006 года откололась "Российская партия самоуправления трудящихся" (РПСТ, основана покойным Святославом Федоровым), которая влилась в РПЖ. Вместе с РПСТ в "Партию жизни" пришли шахматист Анатолий Карпов и космонавт Муса Манаров. При этом председатель РПСТ Левон Чахмахчян (он же сенатор в Совете Федерации), вступивший в партию Миронова, одновременно остается первым зампредом в движении "Россия" Селезнева. Поэтому вхождение Геннадия Селезнева в коалицию, формируемую вокруг "Партии жизни", также не исключено.

Таким образом, вокруг "Партии жизни" может сложиться широкая левоцентристская коалиция, наподобие той, которая составила блок "Родина" в 2003 году. Но случится ли у "Партии жизни" успех, подобный успеху "Родины" на прошлых выборах, - вопрос риторический. Во всяком случае, если из трех известных фигур, таких как Харитонов, Глазьев и Селезнев, РПЖ привлечет хотя бы двух, вероятность успеха на выборах будет довольно высокой.

"Пенсионный" бренд
После смещения Гартунга "Партия пенсионеров" вернулась под полный контроль Кремля, по инициативе которого и была создана в 1998 году. На выборах 12 марта РПП доказала способность побеждать и с новым руководством. Она выдвинула свои списки во всех 8 регионах, где проходили выборы, и в среднем набрала 8,1% - от 3% на Алтае до 17% в Нижегородской области, где в список партии включили народных артисток СССР Эдиту Пьеху и Ольгу Воронец.

Логично предположить, что именно этой "проверенной партии" и доверят нишу "Родины", ведь недаром во время смены руководства партии в конце прошлого года приглашения на съезд РПП с предложением избрать председателем ее нынешнего председателя Зотова рассылались, по словам Гартунга, из приемной Владислава Суркова.

Вообще, у "Партии пенсионеров" самый популярный бренд. По данным последнего опроса ВЦИОМ, симпатии россиян к партиям без указания их лидеров распределились следующим образом: "Партия пенсионеров" вызывает симпатии 24% россиян, Аграрная партия - 21%, "Патриоты России" - 12%, "Партия жизни" - 9% и т.д.

Впрочем, у "пенсионеров" есть и масса недостатков и препятствий для того, чтобы стать серьезным политическим игроком. Состав "лидеров" "Партии пенсионеров" очень напоминает состав блока "Единства" образца 1999 года: тихие "серые мышки", которые без приказа сверху и слова не скажут. Стоит ли напоминать, что для успешного ведения федеральной кампании для любой партии, играющей на оппозиционном поле, недостаточно лишь удачного названия, нужно еще уметь выступать перед избирателями, побеждать в телевизионных дискуссиях, иметь дружественные СМИ или хотя бы налаженные контакты с не совсем дружественными. Нет у нынешнего руководства РПП и собственных источников финансирования.

Если в Кремле решат не раскручивать "пенсионеров", то они спокойно согласятся на любую уготованную им роль. Они остаются "солдатами Кремля", а не участниками "кремлевской игры". А как показали предыдущие выборы, Кремль обычно выбирает на роль "третьей партии" блок известных и солидных федеральных политиков (СПС в 1999-м и "Родина" в 2003-м), среди которых есть хорошо знакомые и близкие к президенту люди (премьер Кириенко и вице-премьер Немцов - для Ельцина в 1999-м, спецпредставитель Рогозин, командующий ВДВ Шпак и т.д. - для Путина в 2003-м). Стоит ли говорить, что в РПП нет ни одного такого политика (за исключением "Единой России", они остались, пожалуй, только в "Партии жизни").

Лишения семигинцев
Претендентом на электорат "Родины" являются и семигинские "Патриоты России", однако они пока не смогли доказать ни привлекательность своего вроде бы удачного бренда, ни способность объединить вокруг себя популярных политиков. "Патриоты России" уже благодаря своему популистскому названию, казалось бы, должны получать солидные проценты на выборах. Между тем они практически ни в одном регионе не смогли преодолеть проходной барьер, и лишь в Калининградской области "Патриоты России" во главе с недавним главой обкома КПРФ оказались на грани барьера, набрав 7,1%. Во всех остальных регионах и в конце 2005 года, и в марте 2006 года их результаты колебались от 1,6% до 5,6%.

Лидер "Патриотов России" Геннадий Семигин, как было уже указано, личность довольно одиозная, при этом не имеющая никакого солидного общественного статуса или поста, который мог бы помочь ему объединить вокруг себя более популярных деятелей. Напротив, в последнее время можно увидеть, как Семигин стремительно теряет союзников. В конце 2004 года заявлявший о том, что в его коалицию вошли 10 левых партий, которые к тому же скоро объединятся в одну, Семигин весной 2005 года смог объединить из них лишь три, причем самые малоизвестные - "Партию труда" Храмова, которую переименовал в "Патриотов России", а также Евразийскую партию Абдул-Вахеда Ниязова и "Национально-патриотические силы" Шмидта Дзоблаева.

Остальные же 7 партий-союзников категорически отказались вливаться в семигинскую партию, а часть из них из друзей Семигина превратились в его врагов. Весной 2005 года, после того, как Селезнев заявил о своих президентских амбициях, у них неожиданно возник конфликт с Семигиным (по слухам, из Кремля Семигину указали на недопустимость подобных заявлений членов его коалиции). А "Партия возрождения России" Селезнева не только отказалась войти в семигинскую партию (где ей, вероятно, не предложили достойного места), но даже вышла из коалиции. После этого все голосования Семигина и Селезнева в Госдуме стали противоположными: Семигин почти всегда поддерживал Кремль, Селезнев - всегда голосовал против кремлевских инициатив. Среди прочего Семигин поддержал образование фракции Бабурина и заявил о желании присоединиться к ней, а Селезнев и Горячева проголосовали против и резко осудили поддержку раскола в "Родине" со стороны кремлевских фракций.

Однако и объединения Семигина с бабуринцами также не произошло. Он так и не вошел во фракцию Бабурина, а бабуринцы не только не объединились с "Патриотами России", но и совершенно по-разному отнеслись к важнейшей пиар-акции Суркова. Семигин подписал "Антифашисткий пакт" еще до его официального оглашения, а националист Бабурин отказался даже обсуждать возможность подписания. Несмотря на то, что отколовшаяся от КПРФ "семигинская" ВКПБ не получила всероссийской регистрации, ее руководители также не вошли в действительно семигинскую партию "Патриоты России". Входивший в "семигинскую коалицию" от имени "Партии пенсионеров" ее бывший председатель Гартунг тоже резко разошелся во взглядах с Семигиным еще во время "бабуринского раскола". А после того как Сурков отобрал у него "пенсионеров", Гартунг также призвал своих сторонников вступать не к семигинцам, а в "Партию жизни" (хотя сам в итоге не вступил никуда).

Не вошел в семигинскую партию и председатель "Народной партии" Геннадий Гудков, который также перешел из союзников Семигина в союзники Миронова. 5 октября 2005 года Гудков был одним с четырех партийных лидеров (наряду с Мироновым, Чахмахчяном и Гартунгом), кто принял участие в "демографическом" круглом столе РПЖ в "Президент-отеле". Чем дальше, тем больше расходится во взглядах с Семигиным и Сергей Глазьев, которого хотели бы увидеть в своих рядах целый ряд партий (от "Родины" и "Партии жизни" до социал-демократов Кишенина и ДПР Богданова).

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67