Путин не виноват

Путин не виноват. Во всяком случае, виноват не во всем. Кроме него виноваты боги, силы природы и исторический детерминизм. Боги своевольны. Силы природы – могущественны и неукротимы. А исторический детерминизм водит Россию по кругу. В нем северная точка – авторитаризм, а южная – русская революция. Последняя перерастает в новый авторитаризм, и так далее…

Лично Путин не виноват, что над Крымском и Геленджиком прошел сильный дождь. За дождем начались оползни, а люди утонули. Не виноват он так же и в том, что гуманитарную помощь, которая поступает сейчас, подворовывают мародеры. Ведь воруют-то явно не из «партии жуликов и воров», там такими мелочами не заморачиваются. Это вступает в права «нормальная жизнь».

Путин не виноват, что люди не увидели по телевизору «бегущую строку». И даже не потому, что ранее из-за отсутствия электричества выключились все телевизоры. А потому что, как выяснилось, бегущей строки там попросту не было. Однако не Путин пишет бегущую строку. И не Путин должен рассылать СМС.

Путин не виноват, что в России нет национальной идеи. Ее нет и в Англии. В Англии нет «английской идеи». Ее нет и во Франции. Во Франции нет «французской идеи». И если честно, то в обществах потребления вообще нет никаких особенных национальных идей. Кроме идеи потребления и самых общих представлений о порядке. В этом смысле Путин вполне в русле цивилизованного мира. Но порядка-то в России тоже нет! И в этом наравне с Путиным виноваты все мы.

Потом что не подсказали.

Например, мы не подсказали, что Россия нужна фундаментальная наука, даже если та не приносит быстрой прибыли, используя которую, можно потреблять. Геологи нужны не только для того, чтобы находить нефть, а так же и для того, чтобы было понятно, как устроены горы. Что с них вода стекает сверху вниз, а внизу та становится все быстрее и быстрее. А совсем внизу возникает волна.

Синоптики тоже нужны, чтобы люди знали, что пойдет большой дождь. И всем им нужно платить зарплату, желательно, каждый месяц, из года в год, а не копить ее на Ленд Крузер.

Мы не подсказали своему Руководителю, как руководить. Как руководить службами, а не одним спецслужбами. Но и спецслужбами тоже… Что, например, участковый должен быть постоянно на участке. Ведь это так и звучит: «участковый» - «участок». А над участковым – начальник участков. А над начальником участков еще начальник. И когда они спят, чтоб не спал адъютант, или дежурный, или денщик, или как там у них называется. Чтобы в час Х все это завертелось, зазвенело телефонами, затарахтело газиками, и т.д. Орлеан ведь тоже утонул, но в Орлеан пришла национальная гвардия. У нас, кстати, нет национальной гвардии…

Возможно, Путин не понимает, как должно быть устроено государство, и считает, что начальники – это не руководители, ответственные перед руководимыми, а социально близкие лично ему, класс его личной поддержки. Как дворяне. Которым он раздает наделы. Или уделы.

Когда случился весь этот ужас в Крымске, люди ведь что сразу подумали? Что их начальство занято откатами и распилами на Олимпиаде. И потому им не до инфраструктуры какого-то несчастного Крымска.

Люди сразу подумали, что начальство спасало то ли свои дачи, то ли олимпийские объекты (из которых произрастают дачи), и потому, мол, они «слили» несчастный Крымск.

А еще люди поняли, что губернатора Ткачева все равно не отставить, потому что все сделки завязаны исключительно на губернатора, и только он один знает, кому чего и куда заносить. Но это слухи, это слухи… Это клевета. Грязная клевета!

Однако в результате слухов и клеветы активисты пошли и посмотрели, а кто владеет пресловутыми водохранилищами? И выяснилось, что владеют этими водохранилищами те же люди, что ранее их проверяли от имени государства. Что опять же и как бы нормально: вот они его проверяли, а вот они как бы владеют ими в качестве совершенно эффективных собственников. Собственников, все знающих о предмете своего владения.

Дальше – больше (спасибо М.Литвинович), выяснилось, что эти государственные люди (а мы верим своему государству!), порожденные государством, и являющиеся непосредственными носителями государственной, государственнической идеологии, почему-то оптимизируют финансовое управление своей собственность… посредством чужого государства. В офшоре.

Что не запрещено. Или запрещено? Неважно. Но вопрос Путину: ему не кажется странным, что государство, которое он строит, не может существовать в рамках самого себя? А где-то как- то все увиливает, увиливает от самого себя.

По-моему, кажется.

По-моему, ему кажется это странным. И поэтому он страшно боится критики. А боясь критики, которую он называет клеветой, настаивает на том, чтобы его личные дворяне в Думе приняли закон об иностранных агентах. Ну, так, чтобы получилось, что вся критика в его адрес шла бы исключительно через иностранных агентов.

Которых можно за это прижать. Да и народ наш, простодушный народ, – считает, по-видимому, Путин, – ни за что не поверит иностранному агенту, ведь агент распространяет критику за печененьку.

И тут трудно Путину возразить, потому что мысль, на самом деле, здравая с точки зрения сохранения государства в его неизменности. Даже как бы и оптимальная. Недаром Андроник Мигранян, глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества – агент Путина в Америке, – бьет во все красные колокола.

«… в стране трудно найти печатный орган, будь то газета или журнал, который не занимал бы воинственно антивластные позиции, – пишет он. – …на национальных каналах телевидения нет ни одной программы или ток-шоу, где не были бы представлены позиции самых радикальных либералов... Режим практически потерял контроль над большинством печатных СМИ». Ибо всем завладели иностранные агенты! Этих агентов надо остановить, чтобы сохранить Путина до 2017 году. Столетие Великой Октябрьской революции! Так считает Мигранян, Нарочницкая, Михалков, Орлов и Первый канал.

И мысль, повторяю, это самая патриотичная. В конце концов, ведь и FARA придумали не в администрации нашего президента, а в Америке, чтобы прижать агентов Гитлера. Почему бы тогда не прижать мифических агентов Госдепа? Или Майдана? Или Саакашвили? Или Ходорковского? Или умершего Магнитского?

Но возникает одна алогичность. Мигранян, наш верный зарубежный Мигранян, ведь он сам агент! Двойной! Агентом тут же становится Министерство образования, – поскольку оно получало денег на свою дурацкую реформу из Всемирного банка! Агентом становится духовно-корневая система страны – Православная церковь, имеющая зарубежные филиалы. И даже пропагандистский рупор Кремля Russia today – он тоже агент. Целые регионы становятся агентами. В общем, вся Россия становится агентом иностранных держав, поскольку хранит деньг в иностранной валюте, берет кредиты и вступает в ВТО.

А ведь надо долбануть не по всем сразу, а, скажем, прицельно – по Людмиле Алексеевой или Немцове с Навальным. Как выходит из положения коллективный Путин?

Ох, уж это неистребимое постсоветское простодушие! А это, – говорят наши дворяне, - особые порядки. Все, что наше, дворянское – то идет по особому порядку. На него драконовские меры не распространяются. А вот все, что ненашенское, то – по закону! Принцип: своим – всё, чужим – закон!

Так вот Путин не понимает, что правое государство так не выглядит. Хочется сказать: его кто-то обманул… Но кто ж его обманул? Сидякин? В общем, правовое государство так не выглядит, а мы виноваты в том, что до сих пор этого Путину не объяснили.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67