Шоковая хирургия

У среднего московского интеллигента среднего возраста и достатка есть, как правило, некое типовое мнение о властях. Точнее, о людях во власти. Мнение, как можно догадаться из условий задачи, довольно среднее. Что это люди циничные и корыстные, куска мимо рта не проносящие. Не очень умные, не больно культурные, но хитрые, гибкие, типа таких кошачьих хищников, со своеобразной пластикой и грацией. Ну и обладающие неплохим демагогическим аппаратом, встроенным в ротовую полость. Нравственная шкала хорошо отображена Бродским: "но ворюги мне милей, чем кровопийцы".

Кажется, что нарисованная картина не страдает избытком романтизма. Кажется, что любые уточнения будут к лучшему. Но как быть, если и это - только иллюзия, причем оптимистическая?

Ведь в каком-то смысле звериная лапа - это предельное выражение классической твердой руки. А по твердой руке есть тоска, в том числе и у среднего интеллигента. Потом - ведь если он сумел награбить миллиарды, значит, он хоть что-то сумел. Эпический масштаб чего бы то ни было вызывает невольное почтение. А вдруг - ну, вдруг! - удастся как-то пробиться внутрь этой, в общем, работающей системы и изменить настройки. И тогда хищник с тем же рвением и результатом поработает на державу.

Вот вам и иллюзия...

В эту среду мне впервые за 46 лет жизни представилась возможность на "круглом столе", посвященном проблемам детей, лично увидеть представителей федеральной власти. Министра, высоких чиновников, депутатов обеих палат. На небольшую лекторскую кафедру поднимались в основном симпатичные женщины (и мужчины) опять же средних лет. Без явных следов порока на лицах. Непохожие на взяточниц и хищников. Похожие на растерянных, беспомощных женщин и мужчин. Мягко упрекающие друг дружку в полной некомпетентности. И попутно демонстрирующие собственную некомпетентность и разлад со здравым смыслом.

Знаете, есть такие пьесы, где персонажи дают пояснения для зрителя, но как бы говоря их друг другу? "Как, Мишель, разве ты забыл, что у нас во Франции в нашем 1673 году еще не было общественного транспорта?" - "Извини, Пьер, забыл". Но ведь это уровень пародии, фарса. Так не бывает. Оказывается, бывает.

Например, как вы думаете, Минфин распределяет денежные потоки или только обеспечивает строки бюджета? Финансовая помощь регионам из центра может быть целевой и контролируемой или только на усмотрение региона? Не так важно, знаете ли вы ответы. Вы представляете себе уровень вопросов. На экзамене по соответствующей дисциплине это вопросы на "три". Как так могло получиться, что я узнаю ответы одновременно со специалистами высокого ранга, профессионально этим занимающимися? При этом (для сравнения) школьный учитель, проработавший всего один год, отлично понимает, где его сфера деятельности, где завуча, а где - методиста из округа.

Обсуждается - на очень высоком уровне - проект указа президента, занимающий 28 страниц. Замечания к этому проекту занимают 15 страниц. Среди замеченных дефектов - логические противоречия, смысловые тавтологии, декларативность, неконструктивность, несогласование падежей, популизм. Два документа рядом напоминают слабый реферат и отзыв раздраженного преподавателя.

Но дело, в конце концов, не в смешных ошибках исполнителей. Возникает подозрение об удивительном устройстве всей федеральной власти. Еще раз подчеркиваю, что речь тут идет не о мздоимстве и прочих некрасивых нарушениях работы системы, а о системе как таковой.

Есть один настоящий, работающий закон - бюджет. Все остальное - создание идеологических документов. Статус, кстати, обсуждаемого указа определен в ходе обсуждения как идеологический документ. То есть в нем нет ни обязательств, ни санкций, ни требований. Его на любом посту можно учитывать и не учитывать - на свой вкус.

Множество инстанций измеряют свой вклад (во что - принципиально непонятно) количеством принятых документов. Звучат цифры - 80 на данную тему. Законы не выполняются. Пакетами принимаются новые законы. Логика примерно та же, как если бы мы с вами совали все новые и новые кофейные зерна в неработающую кофемолку.

Ведомства неэффективны. Они расформировываются и переформировываются. Отличие от басни Крылова "Квартет" в том, что там известные животные менялись местами и инструментами быстро и без дополнительных затрат, а музыка (пусть и не лучшая) успешно извлекалась.

Министр, депутат, представитель Совета федерации, высокие чиновники очень хотят помочь детям. Но не могут. Надеются поднять на сколько-то выше 70 р. в месяц пособие на ребенка. В чем их отличие от самих матерей, которые тоже и на то же надеются, не ясно. Ведомства оказываются бесправны. Все простроено по жесткой вертикали. Выделены деньги - потратим куда надо. Нет - извините.

Не то чтобы я этого совсем не знал. Я слышал об этом по частям от скептиков. Но увидеть взрослых, состоявшихся (вроде бы) людей, прямо заявляющих о своей анемии и практической неспособности изменить что-либо, - это было как-то чересчур наглядно.

Другая тема - что по умолчанию всем залом принимается за добродетель, а что - за недостаток.

Э.Памфилова: Деньги ( на детей. - Л.К.) уходят бессистемно.

Говорится это в такой интонации, как будто это непременно плохо. Давайте попробуем с точки зрения здравого смысла войти внутрь ситуации, разобраться.

Речь ведь идет не о воровстве и не о растрате. Речь идет действительно о вложении в детей. Спонтанном. То есть возникла где-то какая-то сумма - и купили компьютеры в детский дом. Или ввели в школах одного района льготные обеды. Ну, неплохо.

Какая альтернатива? Наличие какой-то системы. Не лишних денег, заметим (это бы всех устроило, но это не вопрос для обсуждения на "круглом столе"), а Системы. То есть где деньги не найдутся, там ни компьютеров, ни обедов все равно не будет. А где найдутся, система как максимум сможет запретить потратить их на компьютеры или на обеды, рекоменду