Секретный фарватер

Раньше сюда было нельзя.

Сверхтайная база красных подводников на Черном море охранялась так строго, что не только впускать - выпускать-то за ее пределы (даже ненадолго) людей не хотели. Другое дело - субмарины. До поры они таились в глубочайшей штольне, прорытой в горе непобедимым советским народом, куда вплывали через гигантскую арку ворот, а потом - выплывали с другого конца той же горы через подобные ворота, но почти полностью укрытые под водой. Выплывали и бороздили Элевсинский Понт. А бывало - забирались и подальше.

Да уж, понтов у стражей мира во всем мире хватало. Штука в том, что зафиксировать, как лодки вплывали в подземелье, вражьи спутники со всей их заковыристой аппаратурой еще худо-бедно могли; а вот как выходили в море - очень редко. Ну а они со всей внезапностью и оказывались где-то там, где их не очень ждали: привет, мол, вам, свободолюбивые народы! Мы, видите ли, тут как тут.

Между тем в городе (как рассказывают жители, некогда чистейшем и уютнейшем в Крыму) жили-поживали адмиралы, капитаны разных рангов, офицеры многих званий, ученые, инженеры, их семьи, обслуга, культработники, разного сорта власти и орлиное племя - матросы, которые и обеспечивали эти самые уют, чистоту и даже отчасти ремонт сантехники и водопровода.

Туристы в закрытом городе отсутствовали, поэтому никто не мешал населению вдоволь наслаждаться посещениями генуэзской крепости, живописными закатами и видами удивительной, спрятанной меж скал и вовсе невидимой с моря бухты, как бы специально созданной для базирования не слишком большой, но победоносной армады.

По этой-то бухте и пролегал сверхсекретный лодочный фарватер.

Думаю, мало кто удивился бы, если бы в случае отсутствия такого природного фиорда, какой-нибудь сталинский, к примеру, сокол повелел бы его прокопать. И прокопали б. И так далее...

Короче, довольно долго все и всем в Балаклаве было хорошо.

Но, как подметили украинские мыслители XVII века, рано или поздно все хорошее кончается. Крушение СССР обрушило и флотский уют. От секретной штольни остались только влажная просторная темнота внутри, а также выход и вход, украшенный облезлым фанерным флагом советского ВМФ - снаружи. Говорят, в этой пещере было множество всего сделанного по последнему слову техники. Стоит ли удивляться, что все это до последнего шурупа и отрезка кабеля было вынесено и употреблено в незалежном радяньском хозяйстве местных и отдаленных жителей. Ведь у Украины есть только одна подлодка, которую, кстати, только недавно решили не продавать. Так что подземные премудрости державе ни к чему.

В конце бухты стоят жовтно-блакитные сторожевики, огороженные забором, из-за которого время от времени выходят худенькие юноши в бескозырках, порой подпоясанные веревочками, и следуют по оборонным надобностям.

Жители же и гости следуют к воде.

Гостей, если сравнивать с Севастополем, Гурзуфом, Форосом и т.п., очень немного. Балаклавцы - во многом все те же капитаны разных рангов и другие уже перечисленные граждане - не слишком рекламируют свой милый уголок. Да, они понимают, что чем больше туристов, тем гуще гривен. Но пока все же предпочитают сохранять остатки уюта. А некоторые не сбрасывают со счетов и возможность возвращения подводных лодок - на сей раз под Андреевским флагом. А на худой конец - флага без лодок. Конечно, все давно рассекречено, но бухта все равно удобная. Да и Севастополь рядом.

Возможно, отчасти поэтому державная государственная символика и мова в солнечной Балаклаве смотрится очень блекло и звучит совсем редко. Народ-то русский. Потому и рулят городом главным образом люди из "Партии регионов". Среди городских депутатов немало деятельных дам. Они - это сама живая и бурная гражданская инициатива. Если куда и везти людей, скажем - из ОБСЕ, показывать им это дело, то на ту самую балаклавскую улицу, где одна из дам установила здоровенные, сваренные из железных прутьев кубические клетки. В них народу велено складывать пустые пластиковые бутылки: в одни - маленькие, в другие - большие. И складывают, только вот куда потом их власти девают - непонятно. В магазинах и пунктах стеклотары такие контейнеры не принимают.

В соседстве с решетками - очень старательно нарисованный здоровенный черный круг с буквой "А". Этот символ здесь везде. Вообще, этой самой разноцветной "Анархии" так много, что кажется: дни государства сочтены и уже скоро повсюду засвирепствует какая-нибудь кибермахновщина XXI века.

Но прямо сейчас в Балаклаве, напротив, чувствуется постепенное, но постоянное укрепление власти. Говорят, что популярность "Партии регионов" и примыкающих к ней коммунистов объясняется тем, что здесь живут солидные, степенные, крепкие люди, привыкшие ценить порядок и надежность. Им претит безалаберность и распущенность нынешних жовтно-блакитных политических брандахлыстов. Вот они и смотрят так внимательно с балконов: не появится ли на горизонте ракетный крейсер "Москва" в окружении кораблей сопровождения и десантных судов.

И, надо сказать, похожим образом дела обстоят не только в Балаклаве - городе флотских отставников. Но и в большинстве крымских городов. Исключение - Симфи и зоны, густо населенные татарами.

Быть может, зная об этом, некоторые безответственные деятели в Киеве в очередной раз и предприняли свой коварный недружественный демарш против нашего Черноморского флота?

Как бы то ни было, а такие города - это тот самый секретный политический фарватер, и по сию пору практически свободный от мин и бережно сохраняемый для сверхдредноута "Россия", который, как верят полуостровитяне, существует и обязательно придет к ним. Видите как: романтический гриновский дух живет в их немягких сердцах...

Ну а пока они делают дела. Торгуют. Хозяйничают на пляжах. Возят гостей на морские прогулки. Строят рестораны - вдоль берега залива несколько очень приличных кабачков и три-четыре хороших. Среди них выделяется своей статью яхт-клуб "Golden Symbol" - прославленный как лучшее на Черном море место такого класса.

Лес мачт. Фейерверк на всю ночь. Стяги "Nemiroff?а", который, похоже, занял все рекламные площади и носители в регионе. Музыка, танцы, непринужденное общение - такова атмосфера в яхт-клубе, где знающие себе цену мужчины с обветренными, спокойными лицами, небезуспешно пережившие бандитские войны середины 90-х годов, толкуют о штормах и походах.

Люди с московской пресс-картой - желанные гости. Господа, какие пригласительные?

Иногда - совсем не часто - над бухтой совершает свой почти что бреющий полет отважный пилот изящного биплана, с которого прямо в воду прыгает бесстрашный парашютист, купол над которым раскрывается буквально на мгновения. Публика в баре, на палубах, на набережной и везде, затаив дыхание, замирает. Но уже скоро слышен выдох облегчения: аквалангисты извлекают мокрого героя и водружают на дощатый помост. Главный яхтсмен - серьезный человек - обнимает его, целует и сердечно благодарит. Зрители весело выпивают и закусывают. Официанты ресторана "Балаклава", с интересом наблюдавшие аттракцион с просторной террасы, тушат окурки и провожают гостей к столикам.

На горизонте маячат силуэты натовских фрегатов.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67