"В.Путин прикрывает провалы Системы, падая грудью на дзот..."

"Русский журнал": Протокольная в преддверии G8 встреча В.Путина с журналистами вызвала широкий резонанс в западных медиа. Прежде всего обсуждается стиль общения российского президента. Чем, на ваш взгляд, вызваны, с одной стороны, резкость, а с другой - достаточно ядовитая ирония президента в адрес его критиков?

Сергей Митрофанов: На самом деле, рациональные основания российской политики пытаются найти не только за рубежом, но и на Родине. И если постараться, то можно предложить экзотические версии. Например, Путин на глазах у Запада совершает политическое харакири, бормочет что-то подростковое про кисель, который он не допил, но делает это хитро, с дальним прицелом. Таким образом, он расчищает путь для преемника.

Или же: все это не вполне серьезно - с перенацеливанием ракет, рассчитано на местное потребление, и на Западе это прекрасно понимают. В реальности происходит прямо противоположное: и облегчение визового режима, и уступки по Северной Корее, и размещение ценных бумаг на западных биржах и т.д. Но мне кажется, что это как бы недостаточное описание.

Прежде всего, власть в России находится в "глубоком шизофреническом расстройстве", вызванном накопившимися противоречиями между экономическими и культурными классами страны, требующими для себя большой свободы (она им нужна в их работе), и трендом на административно-командное регулирование всего и вся, который возобладал в последнее время. Отсюда метания и шараханья власти. Дело не в резкости Путина и в его якобы сарказме, а в очень странном стиле поведения, неспособности публично объяснить решения, принимаемые Системой, например, по биологическим материалам, неспособности адекватно разрулить ситуацию с Луговым. Путин НЕ ВСЕ МОЖЕТ. Он совершает политическое харакири не из соображений хитроумной стратегии. Он просто, как честный служака, прикрывает Систему, ее провалы, падая грудью на дзот.

РЖ: Что вы можете сказать о харизме В.Путина? Может ли она быть востребована не только внутри страны, но и за ее пределами? Иначе говоря, является ли В.Путин в глазах мирового сообщества лидером мирового масштаба или же воспринимается в большей степени как маргинальная фигура?

С.М.: Мы все прекрасно понимаем, что харизма Путина - искусственное творение. Но что-то подсказывает, что Путин относится к устраивающему Запад типу политика, поскольку при нем прагматическая составляющая нынешнего Кремля очень четко выражена. Кто бы ни были те люди, которые в настоящее время получили полномочия в России, все равно они хотят жить, как западная элита, пользоваться всеми возможностями, инструментами и институтами западного общества. У них дети там учатся!

На Западе понимают, что Путин решил на международной арене разыгрывать роль русского мачо, прежде всего, из-за проблем внутри Кремля. Они делают на это поправку, отнюдь не считая Путина маргиналом. На их взгляд, все идет как надо, если смотреть в исторической перспективе, просто надо немного потерпеть. Но не исключено, что они ошибаются. Опять же вспомню известное выражение: маска прирастает к лицу. Никто не знает, где та грань, когда в России начнется настоящее сумасшествие. Дай Бог, чтобы этого не случилось.

РЖ: Россию упрекают в неадекватно жесткой реакции на намерения США разместить элементы национальной ПРО в Восточной Европе. По мнению ряда экспертов, такая позиция не работает на имидж России. Более того, вынуждает европейцев к более тесному сотрудничеству с США. Насколько оправданна такая точка зрения?

С.М.: Я, наверное, разочарую вас, но, по моему мнению, реакция России действительно неадекватна. Мы вообще-то что имеем в виду? Чего боимся? Что в нас полетят ракеты с Запада? А ситуация с Ираком нас ничему не научила? Очевидно, что войны так не выигрываются. Иными словами, ни у Запада, ни у России нет другого пути, чем конвергенция. Если бы военные системы России и Запада пошли на сотрудничество (задача политиков - вынудить к этому военных), мы бы избавились от огромной головной боли и не теряли времени и ресурсов на обеспечение никому не нужного противостояния. Имидж России здесь уже дело десятое. Надо страну строить, искать перспективы для развития. Они - не в войне.

РЖ: Путин, критикуя так называемые страны развитых демократий, дает понять, что Россия больше не будет находиться в ученической позиции по отношению к ним. Насколько эти претензии оправданны и в какой мере подкреплены реальным положением дел с гражданскими правами и свободами?

С.М.: Почему "так называемые страны развитой демократии"? Откуда к нам пришли и марксизм, и либерализм? На чьи гранты существуют программы развития демократии в России и в частности проекты Общественной палаты? Откуда заимствованы основные политические институты?

На Западе есть проблемы, и говорить о них и критиковать Запад нужно. Но только не в стиле "от дурака слышу". В ученичестве нет ничего плохого, особенно когда нет консенсуса по поводу того, куда мы совершаем транзит своей политической системы. Я был бы благодарен за все советы и широко пользовался бы услугами западных специалистов. И вот с этой площадки я бы уже нашел, за что критиковать Запад. Где обещанное широкое культурное сотрудничество? Почему наши шпионы и коррупционеры-мультимиллионеры беспрепятственно пересекают границы, живут на Западе, покупают яхты и виллы, а нормальные люди, интеллигенция стоят в унизительных очередях за визами?

РЖ: Можете ли вы спрогнозировать, как повлияет позиция В.Путина по ключевым мировым проблемам на характер саммита G8? Есть ли угроза распада данного формата сотрудничества мировых держав?

С.М.: Мне кажется, что никакой угрозы распада G8 не прослеживается. Позиция Путина, возможно, заставит Запад задуматься над формами и методами работы с Россией. Видимо, Запад в последнее время пребывал в заблуждении, считая Россию уже почти обычной европейской страной. Куда-то разбрелись эксперты по России. А Россия - не обычная страна. Тут люди с загадочной душой. Надо снова собирать специалистов и думать, внимательней приглядываться к процессам, которые здесь происходят.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67