Неугодный президент

Борис Николаевич Ельцин умер, а споры о его личности, о его исторической роли, о его правоте или неправоте будут вестись еще долго. Одни будут восхвалять его, другие будут ругать и проклинать, как это делают сейчас по указанию старших товарищей подростки в "Живом журнале", не зная ни реальной советской жизни, ни настоящих репрессий, ни повсеместного, кроме Москвы, отсутствия масла, мяса и колбасы, а также нормальной одежды, обуви, автомобилей и т.п. Между тем Борис Ельцин не нуждается ни в восхвалениях, ни в обличениях. Он - фигура исторического масштаба, и подходить к оценке его личности и деятельности нужно именно с исторических, а не с обывательских позиций.

К сожалению, в России есть одна "прекрасная" традиция - обливать грязью тех, кто хотел принести (и приносил!) своему народу свободу, и пресмыкаться перед теми, кто уничтожал эту свободу, а заодно с ней тысячи или миллионы людей. Борис Ельцин не стал диктатором и тираном, хотя мог им стать, и этого ему никогда не простят люди, мечтающие о новом Сталине или, на худой конец, об Иване Грозном. Ельцин не казнил своих противников - спокойно благоденствующих ныне членов ГКЧП, Руцкого с Хасбулатовым и Макашовым и прочих товарищей. Он предотвратил, казалось бы, неминуемую гражданскую войну в России - словом, вел себя "неправильно", не так, как положено лидеру, озабоченному исключительно сохранением своей власти. Поэтому его неоднократно предавали собственные соратники, зная, что это сойдет им с рук.

Ельцина не любила боявшаяся его "непредсказуемости" бюрократия, его поливали грязью в "свободно-олигархических" средствах массовой информации, в нем непрерывно "разочаровывалась" интеллигенция, неспособная к политической деятельности, к пониманию реального положения дел в стране и в мире. Для "ультрадемократов" Ельцин был недостаточно демократичен, для бюрократов он был недостаточно бюрократичен, для либералов-западников - недостаточно либерален, для националистов - недостаточно националистичен и т.д. Словом, Ельцин не угодил никому, но потому только он и смог что-то сделать.

Борис Ельцин был настоящим, реальным политиком, а не политиканом, что для России большая редкость. Как настоящий политик, он умел чутко улавливать настроения людей, даже не высказанные вслух, а витающие в воздухе. Как настоящий политик, он умел принимать важные решения и претворять их в жизнь. Как настоящий политик, он умел не перекладывать ответственность на других, а брать ее на себя, в том числе ответственность за крупные ошибки и неудачи, которых было немало. Как настоящий политик, он был способен на решительные действия, но умел и лавировать, достигать компромисса, договариваться даже с не очень симпатичными ему лично и по-другому думающими людьми. Можно быть уверенным, что качества Ельцина-политика не скоро будут правильно оценены большинством людей. Зато припомнят ему многое, тем более что действительно есть что припоминать.

Припомнят ему развал Советского Союза, гайдаровскую шоковую терапию начала 1990-х, расстрел парламента в 1993-м и дефолт 1998-го. Но при этом забудут, что СССР необратимо распадался еще до Ельцина, что республики буквально бежали от союзного центра и не желали ему подчиняться. Забудут, что цены на нефть и газ во время всего президентства Ельцина были в несколько раз ниже, чем сейчас, и что деньги для выплат пенсий и зарплат часто было брать неоткуда. Забудут, что в 1991 году золотой запас, благодаря мудрой политике КПСС, был пуст, что вместо товаров в магазинах были талоны и очереди, что большая часть денег, лежавших на сберкнижках граждан, была ничем не обеспечена и потому эти деньги представляли собой пустые бумажки. Забудут, что парламента в России до 1993 года не было, а был съезд народных депутатов, выбранный в 1990 году не очень демократическим путем. Этот съезд, согласно действовавшей до 1993 года Конституции, был высшим органом власти в стране и мог без серьезного обсуждения вносить бесконечные поправки в Конституцию, чем активно и занимался. Забудут, что в 1993 году, по существу, никакой Конституции в России - ни хорошей, ни плохой - не было, поскольку из-за многочисленных поправок одни ее положения противоречили другим и в целом она была неработоспособна. Забудут, что договориться со съездом народных депутатов о принятии новой Конституции было невозможно из-за нежелания съезда и руководства Верховного Совета поступиться своими властными полномочиями. Забудут, что дело было не в личных отношениях Ельцина и Хасбулатова с Руцким, а в системном противоречии, в двоевластии. Забудут, что США вместо реальной помощи демократической России (подобную той, которую они по плану Маршалла оказали всей Западной Европе) отделывались кредитами МВФ с грабительскими процентами и людоедскими требованиями снизить "неэффективные" расходы на социальные нужды - на пенсии, зарплату бюджетникам, медицину, образование, науку, экологию. Забудут обо всем, поскольку необычайно легко все проблемы и беды современной России объяснить ошибками и "преступлениями" одного человека и тем самым забыть о своей собственной ответственности за все, что происходило и происходит в стране.

Значит ли это, что ошибок, провалов и нарушений закона не было вовсе? Нет, не значит, их было немало. Ельцин был настоящим русским мужиком со всеми присущими русскому мужику сильными и слабыми сторонами. Он был способен на решительные действия и на нечеловеческие усилия, но ненадолго: после коротких периодов усиленной работы у него, как и у большинства русских людей, наступали долгие периоды "расслабления". Он был не прочь выпить, за что его с пеной у рта обличали и до сих пор обличают все алкоголики необъятной России.

Он слишком доверял своим советникам-экономистам и обещаниям сначала Явлинского, затем Гайдара, потом других сделать все быстро, "за 500 дней", за год, за несколько месяцев. Подобная доверчивость, опять-таки свойственная всем русским людям, дорого обошлась стране. В результате за несколько месяцев возник класс богатых и сверхбогатых, но нормальный рынок, многочисленный средний класс и действительно современная экономика не созданы и по сию пору. Ельцин чрезмерно доверял американским политикам и натовским стратегам, озабоченным исключительно своими сиюминутными интересами и решением своих проблем за счет России. Наконец, он оказался не в состоянии решить главную проблему, доставшуюся ему от Советского Союза, - ему не удалось обуздать номенклатурную бюрократию с ее ненасытными аппетитами, победить криминал и коррупцию, сформировать гражданское общество в России, пробудив в низших и средних слоях российского общества инициативу и ответственность. Но под силу ли это было одному человеку, пусть даже президенту России, который действовал, повторяю, в весьма неблагоприятных условиях? И так ли уж преуспела нынешняя власть в решении этих проблем?

Ельцин сделал все, что мог, и даже больше, чем мог. Он заслужил ненависть своих многочисленных врагов, потому что был сильной личностью, а не марионеткой в чужих руках и не всевластным диктатором, проливающим ради своих амбиций реки крови. Все достоинства и недостатки Ельцина - это достоинства и недостатки России, людей, ее населяющих. Поэтому я бы от души посоветовал: прежде чем запускать очередной ком грязи в умершего Ельцина, стоит посмотреть в зеркало и, если уж не терпится, запустить этот ком в себя самого.

У Михаила Гефтера есть статья под названием "От анти-Сталина к не-Сталину: непройденный путь". Имеется в виду, что советское, да и нынешнее, российское общество прошло путь от сталинизма к простому отрицанию Сталина, но не прошло путь к его изживанию и преодолению в самом себе. Перефразируя Гефтера, можно сказать: Ельцин прошел путь от коммунизма к антикоммунизму и начал путь к некоммунизму, т.е. к нормальному современному обществу. Но путь к этому современному обществу еще далеко не пройден.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67