Технология непыльных решений

Выборы Валентины Матвиенко (о которых здесь совершенно не хочется говорить – надоело), как я уже и предсказывал однажды, проделали страшную дыру в ауре легитимности российской политической системы. С одной стороны, конечно, нам был явлен потрясающий успех «стабильности»: сказали, что сделают (двинут ли надоевшего губернатора на повышение в спикеры, покроют ли шизофренической плиткой все тротуары Москвы, расширят ли последнюю до границ Красноярского края) – и сделали! Честь и хвала! С другой, довели до совершенства некую технологию. В результате которой предвыборная борьба, черный пиар, чемоданы компромата, политические убийства – как бы давно остались в прошлом. Не совсем, правда, остались в прошлом, особенно политические убийства, но стали совершаться несколько по другому поводу, а не из-за выборов.

Прекрасная технология же эта такова. Ведь если, например, иметь в нашей бескрайней стране некий секретный избирательный участок, или даже не участок, а секретный округ - под кодовым названием «почтовый ящик №0000…» (не исключено, что и прямо на территории некоего исправительно-трудового лагеря), то посредством оного, в который будут приходить голосовать приквартированные к нему части солдат, можно без пыли и шума формировать абсолютно все выборные органы власти в стране.

Да что я говорю! Можно и невыборные – вроде Конституционного суда. Оттуда же, из этого секретного округа, могут исходить любые предложения, не правда ли? В нем можно производить любые согласования, оттуда могут писать любые «письма общественности». Больше скажу, формировать внешнюю политику вполне возможно в этом секретном округе! Вследствие чего, например, отпадет необходимость заклеивать газетами окна домов, как это сделали в Улан-Уде по прибытии туда Ким Чен Ира, чтоб того случайно не сглазили буряты, поскольку в нашем гипотетическом секретном округе все уже давно будет заклеено и, более того, укреплено решетками. Сюда могут прибыть что Обама, что Ким Чен Ир, что великолепный наш тандем, и оставаться при этом в полнейшей безопасности….

Из газет: «Спикер Законодательного собрания Петербурга Вадим Тюльпанов рассчитывает использовать на декабрьских выборах наработки, "которые привели к такому хорошему результату" на муниципальных выборах Валентины Матвиенко…»

С третьей, однако, стороны, совершенно непонятна тогда становится суета. При таком-то счастье, как возможность проворачивать подобные комбинации, зачем нужно загодя объявлять, что Валентину Ивановну собираются таким кривым образом передвигать с одной клеточки на другую?

(Максим Соколов: «На мой взгляд, отработанная в ходе публичных встреч под телекамеру с демократизатором Д. А. Медведевым трехступенчатая гарантия - гарантированная победа в муниципальном округе, гарантированное выдвижение Петербургским ЗакСом в СФ и гарантированное избрание председателем СФ, причем все это на совершенно свободных выборах - смотрится гораздо забавнее»).

Можно было по-тихому, никого не раздражая… Отчего, в частности, многие наблюдатели не зря цинично усмотрели в произошедшем одни лишь открывающиеся возможности для постмодерна. Типа Валентина Ивановна, как ворона, которой бог послал кусочек сыра, бросает свое губернаторство вместе с зависающим без материнской любви и поддержки сыном-миллиардером и идет в местные депутаты. Там ее «на ура!» выбирают, жмут руку и говорят: «Все, давай работай, ДЕЗ в твоем полном распоряжении».

В общем, главный вопрос: зачем все это нужно? Зачем было нужно вершить это действо прилюдно, в местечке с анекдотическом названием - Красненькая речка. Отвлекать от учебы реальных курсантов, которые, видимо, и взаправду являлись на избирательный участок и что-то там бросали в урны. Зачем нужно было звать артистов, чтобы те еще при этом что-то пели? Зачем «клоуны раздавали избирателям мороженое, а у избирательных участков выступали акробаты», как писала уже и заграничная The Times?

То есть тут проблема не в том, что политики провластного лагеря втюхивали избирателям заведомую туфту – а то мы к туфте не привыкли! А в том, что ведь и НА САМОМ ДЕЛЕ ПОЛУЧИЛИСЬ ВЫБОРЫ, как бы ни обижалась «оппозиция» и как бы ни желала всласть выступить в роли кинематографического злодея. На самом деле властями производились действия, чтобы снискать данному политическому решению популярность, что при определенных допущениях можно даже трактовать как ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТРЕНД. Поскольку данайцы, как сказал классик, могут приходить и вовсе без даров.

«Прокол» в обнародовании «протокола о намерениях» - как, возможно, решит иной недалекий обыватель, не понимающий, что иначе и быть не могло. Ибо как иначе бюрократы на местах, нежели чем через официальный телевизор, могли догадаться, в какую игру им играть, что должны они делать? Намеки к делу не пришьешь, а бывает, что и неправильно поймешь. Официальный телевизор тут сыграл роль документа, воззвав к архетипному «От советского Информбюро…»

Если бы Дмитрий Анатольевич Медведев не встретился с Валентиной Ивановной Матвиенко перед телекамерами и не сказал, что он желает ее видеть на месте спикера Совфеда, то, возможно, не нашлось бы ни вакантной «Красненькой речки», ни курсантов, которые в противном случае всегда могли ответить своим офицерам: «А на кой ляд нам куда-то ходить голосовать? А наши гражданские права? А наше законное воскресенье?» Но в результате же, как раньше – при Горбачеве, получилась интеграция «гласности» в командно-административную систему.

И с тем же неизбывным горбачевским противоречием: без того, чтобы демократично ОБЪЯВИТЬ о своих намерениях, нельзя СДЕЛАТЬ нормальную диктатуру. А ОБЪЯВИВ о своих намерениях сделать нормальную диктатуру, нельзя стопроцентно ее ЛЕГИТИМИРОВАТЬ, то есть опять же приходится каким-то апеллировать к демократии: типа, не мы – так повелел народ!

Повторяю, этот текст не про В.И. Матвиенко, которой я желаю всяческих успехов, как и любому гражданину моей страны, тем более, женщине. А про политическую систему, которая в конечном итоге и уже в самое ближайшее должна для себя решить: чем она собирается стать-то в конце концов. Либо полной фикцией, как в советском Союзе, но с определенной экономической эффективностью, социальными гарантиями, поскольку и у фикции есть обязательства! Либо же умеренной просвещенной диктатурой, которая, однако, медленно дрейфует в сторону цивилизованности и гиперрыночных отношений.

Вообще, упрощенно говоря, можно жить и так, и иначе, и всё уже попробовали. Хуже – когда никак, когда неопределенность, в рамках которой всегда находятся силы, которые толкают страну в противоположных направлениях на сшибку.

Хуже - наличие двух противоположных политических тенденций. То пытаемся все отдать одной политической партии, одной политической группе, одной политической силе, а то зачем-то в ней начинаем проводить праймериз, чтобы все перессорились и передрались. Вот что грозит разорвать политическую систему, накликивая нам очередную «эпоху перемен».

Иными словами, в нашем случае происходит возврат к осознанию, как при Горбачеве, «недозаполненности» политическими смыслами всех постсоветских, до некоторой степени ставших фиктивными институтов.

Если технология «непыльных решений», которой по праву гордятся ее изобретатели, предполагает отключение многих других сопутствующих систем жизнеобеспечения гражданского общества (в частности, прессу), то – и это все понимают - политическая система вряд ли будет дрейфовать к просвещенной диктатуре. Скорее уж к самой настоящей – как при Каддафи. И с тем же сценарием развития. Однако придание институтам их изначальных проектных свойств ведет к «перестройке-2» с последующей «эпохой перемен» («Не дай Бог жить в эпоху перемен…»), падением уровня жизни, по крайней мере, на время вынужденной санации политической системы. Что в лоб, что по лбу.

По сути, именно это мы и будем выбирать на ближайших выборах. Не только президента и некий депутатский корпус, который уже в общих чертах сформирован по методу Красненькой речки, а судьбу страны. Свою судьбу в стране. То ли мы будем голосовать за скорую санацию, то ли за несколько лет застоя, но с последующим еще более страшным сломом.

Кто осознал этот выбор и не готов брать на себя такую огромную ответственность – на эти выборы попросту не пойдет.

       
Print version Распечатать