Путин и меняющийся мир

Проблема Путина, наблюдающего за меняющимся миром, в том, что он сам живет в меняющемся мире.

Вернее, в меняющейся стране, в которой не очень понятно ее будущее и не очень понятно, какой будет по форме ее следующая трансформация – мирная с Учредительным собранием или немирная с битьем витрин. Только что развеселые наши граждане с белыми лентами взяли в кольцо-окружение Кремль, показывая, что не шибко доверяют тамошнему обитателю. Однако тамошний обитатель обращает свой взор далеко во вне, и из этой позиции берется учить мир.

Собственно, его внешнеполитическая философия особого удивления вызывать не может, поскольку уже много лет (со времен Мюнхенской речи) всегда была результирующей двух векторов. Идеологического и практического.

Идеологический – такое впечатление - достался ему в наследство от ведомства товарища Молотова, и представляет собой ничем рациональным не объяснимый антиамериканизм и антизападнизм вообще. Который проявляется даже не в аргументах, а в интонации. Так Путиным и вообще кремлевской верхушкой никогда не говорится ни одного теплого слова в адрес западной цивилизации, западной демократии, западного права, западной науки, культуры и научно-технической помощи, а лишь фиксируется суровое разграничение на «мы» и «они». «Мы» им непонятны, а «они» нам противны.

А практический - все-таки учитывает интересы монополий, чьи активы так или иначе завязаны на противную западную экономику.

Поэтому результирующая – это такое холодное брюзжание. Вот, мол, не вписывается поведение Запада в логику современного развития, но поделать с этим, по всей видимости, ничего нельзя. И тут же встык требование отменить визовый режим с Западной Европой, что, вообще-то, можно только приветствовать. Притом, конечно, что можно не сомневаться: если идеологический (жреческий) вектор как-то обнулится, то внешняя политика могла бы стать и вполне нормальной, адекватной. А если снять визовые ограничения – то граждане ногами бы определили, что вписывается, а что не вписывается в логику развития.

Не секрет, что сейчас в Западной Европе единовременно находятся до миллиона россиян. Например, я недавно видел в Италии целый город, который весь говорил по-русски, и в этом не было позы. Русскоязычные не организовывались в общину и не боролись за чистоту языка. Из глухого российского Черноземья и с Украины эти люди по одному просачивались и встраивались в инфраструктуру курортной экономики. Кто подавал пиццу, а кто имел долю в магазинчике. Несомненно, что скоро их будет еще больше – со свободным визовым режимом или без. Чисто через браки и экономические связи, притом, что Родина не балует рабочими местами. Вот так мы и становимся миром, а деление на «мы» и «они» отмирает. Но вместе с этим теряет актуальность вопрос: на кого нацеливается ПРО и куда расширяется НАТО.

В целом же не покидает ощущение, что парни в Кремле существенно напуганы тем обстоятельством, что вокруг поднимаются гиганты – Китай, Индия, Западная Европа, США, которым нет дела до парней в Кремле.

То есть брать они у России готовы все. И всё, что она предлагает. От нефти и газа до леса и металла. Но считаться – нет. Везде элементарно больше людей, больше товаров, больше какого-то драйва и больше циркулирующих денег. Если где в мире возникает локальная проблема, то гиганты решают ее сами по своему разумению, кому она ближе, и кто дотянется. По убеждению кремлевских мечтателей, их бы надо всех приструнить, сказать магические слова об особой роли России в мире и ее суперважном геополитическом положении. Но гиганты смотрят на Россию, вернее, на Кремль, как баран на новые ворота. Они не очень понимают, почему отсюда – где бардак не кончался и скоро бабахнет - идет постоянный накат моралите. И продолжают рулить. Атомная бомба в руках России перестала быть пугалом, потому что и не камильфо, и как-то неуместно. Не за Каддафи же по ливийским повстанцам ее применять. А если кран нефтегазовый кому перекрыть, так ведь сам без валюты останешься.

Но, конечно, главное зло – США. Да, они разбомбили Югославию, Ирак, Ливию, подбираются к Сирии, на очереди Иран. Все получилось! Все сошло с рук! В Афганистане, при всех минусах операции, достигли большего прогресса, чем СССР за десять лет войны 1979-1989.И учат, учат, учат, как жить. Белая кость в нескольких поколениях. Внедряют в мозг свой «противоправный инструмент мягкой силы». Мягко стелют, но жестко спать. Смотрите, с Ельцина никого в России не интересовали фальсификации выборов, фальсифицировали как придется, а тут как все с цепи сорвались, не иначе под гипнозом госдепа. «С такой перспективой невозможно согласиться», м-да, но такова перспектива.

На этот случай советники приготовили утешительный приз – прислониться к Китаю.

Китай – он большой и хороший. Он рядом. Он теплый. Он добрый. Он естественный партнер. Он танками отутюжил свою оранжевую революцию. Он способен проглотить все, что производит Россия, включая Россию. Но, в отличие от беспокойного Запада, не вмешивается в наши дела, и ему нет дела до прав человека и легитимности кремлевских правителей. Отхватив остров Дамански и еще сколько-то сотен квадратных километров, он больше не имеет территориальных претензий. А удачное сочетание китайской бедности при китайской же производительности (если постоянно об этом талдычить по телевизору) дисциплинирует наш собственный рабочий класс, не давая тому требовать слишком многого от капитала. Негатив - ну, какой негатив? Разве что по Амуру приплывет иногда какая-то гадость.

В общем, надо поймать «китайский ветер» в «паруса» нашей экономики и помочь мировому гиганту вставить пистон США. Такой вот нехитрый план Путина. Сказать «ой!» и раскрыть объятия Китаю. Но опять же не так, чтобы затеряться в этих объятиях, и не так, чтобы миллионы китайцев тут же приехали в Россию делать дела, а «внима-а-тельно следя за миграционными потоками».

Второе блюдо, которое постоянно готовят экспертные повара кремлевским вельможам, заключается в том, что, оказывается, можно быть лидером среди аутсайдеров, и это очень даже будет почетно. Модератором в «двадцатке», в БРИКСе, в Евразийском Союзе, еще где-нибудь. Причем, оно, может быть, и правильно. Почему бы и нет? Те же слоны, опахало и пробковый шлем… Если не выдавать эти союзы за идейные полюса.

Потому что, в конечном итоге, получается странно: из западного мира вообще-то никто Россию не гонит. Достаточно принять общецивилизационные правила игры, умерить нквдешную риторику, начать бороться с коррупцией, как-то разобраться с бандитами, учредить легитимную власть и вполне можно числиться в семье развитых стран. Однако Россия сама определяется с духовно близкой компанией. И это не мы и Обама. Это мы и Каддафи. Это мы и Хусейн. Это мы и Милошевич. Это мы и Чавес. Это мы и Асад. Это мы и Ким Чен Ын.

И везде из самых, конечно, гуманистических соображений, мы стоим «за диалог», даже тогда, когда уже не с кем разговаривать. За консервацию деспотий, которые, судя по всему, консервировать не удастся. Некоторые уже провалились в тартарары, - с помощью или без помощи Запада. Другие не только провались в тартарары, но уже и след затянулся. Что касается остальных, то несомненно все они так или иначе в первой четверти двадцать первого века будут сметены.

И тут следующая мысль закономерно приходит в голову кремлевским стратегам: а контракты??? А компот? Кто демократию ужинает, тот демократию и танцует. Оставляя место и для оппортунизма: «И мы намерены активно работать с новыми властями…, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции».

Бог в помощь!

       
Print version Распечатать