Пусть Обама вкалывает за нас!

Как сделать несуществующее событие существующим? Отметить его годовщину! Потом еще одну. И еще! Люди привыкают. Так с годовщинами октябрьский, в полном смысле этого слова, дворцовый переворот, когда все куда-то побежали трамвайными путями, стал Великой революцией. А вот август 1991-го, который изменил лицо мира, может быть, даже не слабее, чем октябрь 17-го, во всяком случае по финансам обошелся дороже и ликвидировал равновеликий с НАТО военный блок вместе с термоядерным оружием, так и остался ни с чем. Потому что не отмечали.

Впрочем, это не к тому, что сегодня, заполняя полосы газет статьями о годовщине Великого протеста, мы просто камуфлируем отсутствие настоящего, значимого протеста. Такого протеста, который сотрясает троны национальных лидеров. Такого, который становится предвестником смены режима. Такого, которого мы не дождались.

Не скрываем. Протест действительно был. Мы его видели. В нем участвовали. Он имеет свою инфографику. Героев. Своих арестантов. Кого-то он поразил. А кого-то, быть может, и напугал. Но, признаться, он также и был, как… повесть, рассказанная идиотом. Шум и ярость, и больше ничего.

Настоящая беда его в том, что этот протест в уме держал всего лишь одну нехитрую мысль. Что кого-то хорошего можно по-честному выбрать в России. И что этот честный всё нам устроит. А один оппозиционер написал (позже он, правда, взял свои слова обратно), что сердце успокоится отставкой Путина. Как будто иголка в яйце, смерть в иголке – что-то в этом духе.

Так вот, по факту этот план реализовать не удалось бы даже теоретически.

И Путин не собирается отставляться. И честно некого выбирать. И не только потому, что одни сильно мешали, а другие были точно такими же карьеристами, как первые, просто маленькое уточнение: федеральные выборы надолго закончились, а региональные – мало кому интересны. Только местным, а там - каша.

Ну, а во-вторых, также и потому, что Система научилась «выбирать».

Оказалось, что технология «управляемых» выборов в нашей стране уже доведена до такого совершенства, что ее стало возможно распространять вширь и вглубь без вреда. На губернаторов и даже членов Совфеда. Для чего сгоряча да хоть бы в очередной раз переписать Конституцию. А скоро с таким же успехом, чего доброго, будем выбирать и глав госкорпораций. Но ситуация при этом складывается, как при добрых старых большевиках-ленинцах, которые тоже с первых месяцев своей власти, когда еще живы были разные партии, давали указания, кого выбирать в Советы, а сами, постепенно, арестовывали всех тех, кто не соглашался. Опыт, данный в повторяющейся истории.

Но вот интересный вопрос: а если бы Путин даже и отставился (рано или поздно он ведь отставится, хотя бы по возрасту), «Единую Россию» разогнали, а мы – сформировали бы «честное правительство», то что бы тогда произошло?

Его почему-то никак не проговаривают. Парадокс заключается в том, что «Перестройка-2», которой еще вчера пугали маленьких медведЕвцев и путенят, из разряда фантазий демократов и оранжевых угроз профессиональных охранителей с декабря прошлого года действительно превратилась в императив. Но такой императив, у которого отсутствует техническое задание, и оттого тот не подвигает ни к каким конструктивным действиям. Абсолютно все теперь понимают, включая членов путинского Политбюро, что так жить нельзя. Но как можно жить – никто не знает. И это не метафора.

В конце концов, про Первую Перестройку все точно знали, что она должна образовать рынок, многопартийность и капитализм. И, в общем-то, вышло! В общих чертах. Но во Второй Перестройке надо решать, что со всем этим хозяйством делать. И какой она теперь должна быть, левой или правой. Если капитализм и демократия развелись по углам. Если многопартийность снова превратилась в многопартийность большевистского типа. Если «рыночная экономика» производит еще меньше, чем административно-командная, в основном распределяет, проедает и разворовывает ресурсы (что после Минобороны стало особенно очевидно). И на треть зависит от таджиков. Если коррупция и казнокрадство охватили общество, как лесной пожар.

Теоретически «демократы» учитывают, что вроде бы надо снова заняться и национализацией, и приватизацией. Провести денацификацию. Очиститься от родимых пятен 90-х. Вышибить стул из-под паразитических классов. Отобрать капиталы у спекулянтов и отдать их в руки производителей. Но сказать об этом вслух, как это делает время от времени, например, публицист Скобов – это и оттолкнуть от себя креативный офисный планктон, и заодно лишиться всех потенциальных спонсоров Перестройки-2, вроде того же Прохорова.

А не заниматься всем этим, то есть заниматься одними лишь «честными выборами» – оставить как есть. «И тогда чего огород городить?», - думают с тоской расходящиеся с митингов граждане.

Пожалуй, в этих обстоятельствах не такое уж глупое предложение от Комитета Гражданского действия. То есть оно, конечно, глупое, но, кажется, единственное, имеющее хоть какую-то перспективу на настоящий момент.

Стать либеральным хвостом, который вращает антилиберальной собакой власти.

Иными словам, план такой. Раз честно сказать никому ничего нельзя, а в кровавом переделе - никто не заинтересован, да и силенок для кровавого передела пока маловато, то надо как-то убедить власть, чтобы она сама озаботилась проблемой утраты доверия к себе, влипла в реформы и:

- покончила с конфронтационной риторикой в отношении «рассерженного меньшинства»;

- отказалась от ужесточения регулирования гражданского общества, свободы дискуссии и протестных действий;

- прекратила использование СМИ в качестве инструмента пропаганды;

- предложила обществу честную и понятную стратегию социально-экономического развития, построенную на адекватной системе приоритетов.

Там много еще чего, пунктов всяких, но главное в подтексте. Это принуждение к Круглому столу, на котором можно будет точечно регулировать путинско-медведевских министров с позиций real politic.

В результате, - как мыслится, - мы и оставим коррумпированную элиту при своих, и в то же время: …сформулируем новый «общественный договор», который «даст возможность разработать и реализовать пакет важнейших и взаимоувязанных реформ политической системы, экономики и социальной сферы».

Конечно, все отдают себе отчет, что в этом варианте по-прежнему некому будет бороться с коррупцией, казнокрадством и криминальной юстицией. Но для этого у нас есть Обама со «списком Магнитского». Пусть тоже вкалывает. Не зря же его выбирали.

       
Print version Распечатать